Революции — локомотивы истории (К. Маркс). 

Как часть мировой капиталистической системы на её монополистическом, империалистическом этапе, Российская империя представляла собой весьма плачевное зрелище. Рост и развитие капитализма порождал противоречия между и феодально-монархическим государством и капиталистическим базисом, и внутри капиталистического базиса между рабочими и капиталистами. Никуда не девался, а только нарастал крестьянский кризис – мало- и безземелья, пауперизации, и безграмотности, бескультурности, антисантарии, и “голодного экспорта” зерна. Феодальные кризисы дополнились капиталистическими. Росло напряжение в обществе, которое Россия не могла никуда сплавить. Более того, как аутсайдер империалистического списка, она аккамулировала в себе ещё и чужие проблемы. 
Будучи феодальным государством с капиталистической (более-менее) экономикой России с лёгкостью дались феодальные же прирощения в Центральной Азии. Но завоёванные территории обернулись не колониями, покорно хранящими в себе беды метрополии, а включёнными на правах вассалитета-сюзеренитета новыми источниками проблем. Слабость же российских капиталистов не позволяла интенсивно эксплуатировать настоящие колонии – частей Империи Цин. Синьцзян и Внешняя Монголия к тому же были недостаточно богаты и населены, а Южная Маньчжурия и Корея оказались закрыты после проигрыша "маленькой победоносной войны" с "желтолицыми обезьянами". Точно так же как до этого российский капитализм оказался вышвырнут из Болгарии германским, и вытеснен французским из Сербии, а в Северном Иране не нашёл достаточно выгодного материала. 
Российский капитализм рос взаймы, в долг у своих старших “товарищей” из Франции, Британии, Германии, и прочих, и поэтому весь его рост уходил на расчёт с кредиторами. Эти же капиталистические “товарищи” не стеснялись входить в Росссию как они в это же время входили в Китай. Завоевание российского рынка и раздел российской экономики на фактически “сферы влияния” – немецкие поставщики зерна вошли в Финляндию, голландские и французские нефтяники в Баку, английские угледобытчики взяли в руки уголь нонешнего Донецка. Что не отменяло собственных интересов российских капиталистов – и вовне страны, и, конечно, внутри. Но такова природа капитализма – он живёт за счёт рабочих, а растёт на плоти “товарищей” по классу. 

Это положение России было крайне устойчиво. Это положение мира было крайне устойчиво. Со всеми его противоречиями, взлётами, падениями, амбициями. С потребностью каждого есть других. 
Поэтому Великая Война была неизбежна. 
Поэтому вступление Российской империи в Великую Войну было неизбежным. 
А у вступившей – неизбежным стало поражение в войне. 

Столкнувшись с вызывоми времени, выставленными куда более сильными странами, не справляясь с естественным ходом вещей внутри самой себя, Россия, фактически, имела два выхода – продолжить собственное разложение до предельного отвечающего реальности упрощения, или перейти к системе более высокого уровня организации. Точнее, не сама Россия, конечно, а люди. 
Продолжить путь, со всеми, или как минимум половиной проблем, было в интересах тех, кто шёл по нему до этого. Сменить путь было в интересах тех, на ком больнее всего отзывались проблемы и противоречия старого пути. 

И вот тут, когда шаг уже неизбежен, когда вчера он ещё не мог совершиться, а до завтра его сделает кто-то другой – история сжимается от универсальных законов до отдельных людей, заполняя их волей весь мир. 

И как Россия была встроена в капиталистический мир, так этот шаг в ней потряс мир до основания. И с этого момента началось восхождение на принципиально новый порядок. 

Но потрясённый капиталистический мир, из-под носа которого увели такого притягательного “союзника”, не останавливался. Он спохватился сразу – здесь, на месте, и призвав подмогу отовсюду, затем взрастил фанатов “чистой крови”, готовых без вопросов воевать за большие прибыли, и после – инстикт самосохранения штука такая. Не важно, что это грозит упрощением всего до состояния гумуса, важно то, что посреди него будет возвышаться унитаз из уноптаниума. 
Но в потрясённом капиталистическом мире не всем было охота становиться удобрением чьему-то процветанию. Пронёсшаяся по планете рябь с громовым треском колола дома и фундаменты капитализма. Через бреши в броне французские матросы дезертировали от обязанности становиться карателями, в эти бреши метали гранаты китайские “гастарбайтеры”, а несколько позже целый интернационал пролез, прополз, просочился на помощь испанской Республике. 
Выяснилось, что старые “свои” и старые “чужие”, самые инстинктивные и понятные – не таковы, а зачастую прямо противоположны. Что Романов всегда договориться с Гогенцолерном, а Шнайдер с Круппом, но никогда не позволит Ивану договориться с Гансом, а Жаку с Фрицем. 
Из маленькой искры одного точечного удара возгорелось мировое пламя, яростно полыхнувшее в Китае и Вьетнаме, медленно и угрожавшее тлеющее в Африке и Индии, сберегаемое на кончиках перьев в Европе. Одного дыма этого огня хватало, чтобы старый порядок шёл на уступки новому – лишь бы не почувствовать у себя на шкуре жара. В самой же стране, где разгорелось мировое пламя начались великие преобразования.

Залпы «Авроры» не смолкли и сегодня. Отголосок их канонады знаменует собой завтрашний, а не вчерашний день. "Призрак коммунизма" в виде где сознательной, а где и не сознательной тяги масс к справедливости, к социальным гарантиям, к улучшению условий труда и т.п. и т.д. продолжает бродить по миру давая свет надежды одним, и могильный ужас другим. Новый социальный строй, который люди в своё время начали впервые строить в нашей стране — социализм, сколько бы препятствий ни встретилось на его пути, в конечном итоге восторжествует, ибо это неизменный идеал самого человечества в целом. Революции же не есть нечто плохое, или что-то хорошее, эти понятия слишком упрощённые с точки зрения исторической науки. Революции — это всего лишь естественный ход человеческой истории, историческая неизбежность. Революция есть судьба любого общества в которой богатые богатеют а бедные беднеют, создавая тем самым внутри этого общества конфликты и противоречия из которых складываются революционные ситуации. Неважно сколь часто в этом обществе будет звучать призыв к единству (мнимому), естественный ход истории руками масс всё равно повернёт свои жернова. Строительство же нового социального строя, социализма не является химерой, утопией или наследием прошлого. Это сложная, трудная дорога. Но это единственно возможное решение тех проблем, с которыми сталкивается человечество. 

«Никакая сила в мире не может взять назад того, что Советское государство было создано. Это — всемирно-историческая победа. Сотни лет государства строились по буржуазному типу, и впервые была найдена форма государства не буржуазного. Может быть, наш аппарат и плох, но говорят, что первая паровая машина, которая была изобретена, была тоже плоха, и даже неизвестно, работала ли она. Но не в этом дело, а дело в том, что изобретение было сделано. Пускай первая паровая машина по своей форме и была непригодна, но зато теперь мы имеем паровоз. Пусть наш государственный аппарат из рук вон плох, но все-таки он создан, величайшее историческое изобретение сделано». 
В.И. Ленин. 
XI съезд РКП(б)

Комментарии

Исправьте опечатку - крестьянский кризис нарАстал.

Автор: GN (не зарегистрирован)

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <p> <span> <div> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <img> <map> <area> <hr> <br> <br /> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <table> <tr> <td> <em> <b> <u> <i> <strong> <font> <del> <ins> <sub> <sup> <quote> <blockquote> <pre> <address> <code> <cite> <embed> <object> <strike> <caption>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
СПАМОЛОВКА
Защита от задолбавших спамоботов
2 + 0 =
Решите эту элементарную задачку и введите ответ.