"В августе 44-го…"

Оценка видео: 
10
Average: 10 (3 votes)
Русский

Комментарии

Я вас приветствую.

Очень понравился микрообзор. Надеюсь эта рубрика будет выходить на постоянной основе. Помню когда то писал в предложениях столкнуть лбами книгу и фильм, очень рад что ожидания сбылись.

 

Когда смотрел обзор, было такое ощущение, что все мои мысли воплотились в видео: недожали, перегнули, упростили.

Хотели показать мегаоперативников? Показали, что все обделывались от одного упоминания СМЕРШ.
Вот вспомнить книгу. Там Таманцев был действительно крут. Стрелял по-македонски так, что начальство приезжало посмотреть на его мастерство. Выдержка у него была стальная: как он на морозе почти сутки в засаде просидел. А его наблюдательность? Как он спалил бабку-шпионку на вокзале, когда она вагоны считала и как мастерски СМЕРШ накрыл весь балаган в последствии. Или Алехин: мастерски раскусил шпионов с ребенком в автомобиле еще в начале войны. Вот эти бы моменты в фильме намного лучше бы проиллюстрировали крутизну оперативников СМЕРШа.

Про Сталина вообще говорить не охота: любой просто обзяна пнуть Отца Народов. С Берией за одно: этакий образ лакея, скачущего на цырлах рядом со Сталиным.

 

Да, концовка слабовата в фильме. Шпионы не те. Если в книге шпионы были настолько матерые, что заставили коменданта-ветерана впасть в ярость: мол негоже наговаривать на фронтовиков. Даже жалобу хотел строчить на СМЕРШевцев. Эта сцена очень хорошо иллюстрирует, какой порядок царил при Сталине, что даже мегаразведчики не имели никакого права превышать полномочия и их бы незамедлительно наказали за любые их превышения. В фильмы мы видим лишь невнятное поведение коменданта.

 

Но сам фильм по сравнению с мегавысерами мегатворцов отличный.

 

Циник, так держать!!!

 

 

Автор: SMatveev1983

Мне очень нравятся Ваши обзоры, но последний, про «Момент истины» («В августе 44-го»), оставил мягко говоря, очень странное впечатление.

Так уж получилось, что «Момент истины» одна из моих любимых книг, может даже и самая любимая. И фильм я смотрел.

Так вот.

Да, я полностью согласен, что фильм очень приличный, но на фоне книги – бледная тень.

Но что касается конкретных претензий…

Актеры видите ли переигрывают, поиски следов происходят слишком быстро, проверка документов слишком медленно…

Вы же не можете не понимать, что есть кинематографические рамки, кинематографические условности. Многие моменты, которые написаны в книге на экране невозможно отобразить в принципе, а тем более невозможно это сделать, не растянув фильм до размеров сериала. 

«У Богомолова контрразведчики НЕЗАМЕТНЫЕ профессионалы». А как можно НЕЗАМЕТНЫЙ профессионализм вообще показать на экране да еще и в ограниченное время? Ну, в принципе можно наверно, но это уж просто гением надо быть.

Таманцев видите ли огурец нашел уже через 5 секунд, а в книги два часа поляну обыскивал. А Вы что же, хотели бы, чтобы он в режиме реального времени искал? Не надоело бы смотреть, как он на карачках ползает?

Мотивы Сталина, когда он выговаривал начальнику «СМЕРША» не объяснены? А как можно на экране их объяснить? Закадровым голосом, полчаса показывая, как Сталин кабинет шагами меряет? Да Сталин в книге вообще можно сказать третьестепенный персонаж.

Да, проверка документов длилась слишком долго. А не припомните, сколько места она в книге заняла?

Далее. Вы утверждаете, что в книге не было, как Вы выразились, «сотни мифических расстрелянных младенцев». Неправда. «Младенцев», тем более «сотнями» конечно не было.  Но упоминания о репрессиях вполне себе есть (и это при том, что «Момент истины» был написан в 74-м году, еще при Брежневе).

Я, например, не заглядывая в книгу сразу вспомнил следующие моменты.

Отца Павловского арестовали, но в чем он был виноват, кроме того, что подписал «фолькс-лист» так и не выяснили. Но и не выпустили, разумеется.

Аникушина (это он вспоминает при проверке документов) несколько дней допрашивали по ночам только из-за того, что трое солдат из его взвода пропали без вести. А единственным основанием для подозрений было то, что в биографиях у тех солдат значилось «проживал на оккупированной территории».

Далее Аникушин вспоминает, как его знакомого РАССТРЕЛЯЛИ за то, что он оставил  позицию без ПИСЬМЕННОГО приказа, по устному приказу, по рации. Да, приказ там был липовый, но ситуация-то нештатная, Уставом в сущности не предусмотренная. Расстреливать-то за что?

А если бы Богомолов писал книгу не в 74-м году, а во время перестройки? Сколько еще таких «эпизодиков» он тогда мог бы еще припомнить?

Насчет «опроса водителя и начальника автосклада» тоже неправда. В книге русским по белому написано «Однако эти майор и бравый капитан явно его боялись, ожидая, видимо, неприятностей». Это правда, когда уже не Алехин, а Поляков там был. Но насчет «ничего такого в книге и близко не было», Вы, получается, просто врете (уж не знаю, намеренно или от невнимательности).

Ну и в конце обзора Ваша шпилечка про «цивилизованных европейцев» в лице немецких нацистов… Мелочь конечно, но иначе как портяночной выходкой я это считать не могу. Я не идеализирую Европу, но в данном контексте – это уж как-то совсем ниже плинтуса.

Такие вот дела…

Извините, если что не так. 

Автор: Mitja_76 (не зарегистрирован)

Но что касается конкретных претензий…

 

Давайте посмотрим что качается конкретных претензий

 

Вы же не можете не понимать, что есть кинематографические рамки, кинематографические условности. Многие моменты, которые написаны в книге на экране невозможно отобразить в принципе, а тем более невозможно это сделать, не растянув фильм до размеров сериала.

 

Все так, отобразить книгу на 100% нельзя, но стремится перенести дух книги, героев и правильный контекст событий – нужно.

 

«У Богомолова контрразведчики НЕЗАМЕТНЫЕ профессионалы». А как можно НЕЗАМЕТНЫЙ профессионализм вообще показать на экране да еще и в ограниченное время? Ну, в принципе можно наверно, но это уж просто гением надо быть.

 

Это и отличает талантливого режиссера от обычного. Не знаешь как показать контрразведчика у которого более 100 задержаний на счету – не снимай того, что не знаешь. Сказать «я так вижу» Таманцева и показать его гопником особого таланта не нужно. В рецензии на этом специально сделан акцент, он отодвинул водителя и разрулил ситуацию за секунды. Не выкидывал и не истерил, а толково и без рукоприкладства решил возникшую проблему – это и есть незаметный профи.

 

Таманцев видите ли огурец нашел уже через 5 секунд, а в книги два часа поляну обыскивал. А Вы что же, хотели бы, чтобы он в режиме реального времени искал? Не надоело бы смотреть, как он на карачках ползает?

 

Зачем доводить до абсурда, есть куча вариантов как показать длительный временной отрезок за несколько секунд. Самый простой вариант - разделить сцену поиска улик на несколько отрезков, а не прогонять все тупо сразу.

 

Мотивы Сталина, когда он выговаривал начальнику «СМЕРША» не объяснены? А как можно на экране их объяснить? Закадровым голосом, полчаса показывая, как Сталин кабинет шагами меряет? Да Сталин в книге вообще можно сказать третьестепенный персонаж.

И теперь из-за этого из него можно лепить урода, вычеркнув все кроме диалогов? Необязательно зачитывать все размышления данного героя из книги, это не спектакль, но озвучить его мотивы для правильного понимания всей глубины ситуации необходимо. Без этого - герой радикально искажается.

 

Да, проверка документов длилась слишком долго. А не припомните, сколько места она в книге заняла?

В книге автор передал всю сложность проверки документов на липу. Не было времени у Алехина пачку документов на каждого из троих проверять бормотанием «обложка правильная, теперь посмотрим штамп, тоже вроде правильный, теперь посмотрим на подпись, шрифт, запятые и прочее…». Все это шло на уровне подсознания, а не шевеления губами. У вас паспорт когда-нибудь проверяли? Не просто на то что он есть, а на то что настоящий и вы выдаете себя за человека на фотографии в паспорте? У меня вот регулярно, и «настоящесть» самого документа проверяется буквально за 10-20 секунд, а все остальное время, в среднем до двух минут, просто смотрят как ты себя при этом ведешь, дергаешься, нервничаешь, как отвечаешь на вопросы, с заминкой или без. Зачастую на сами ответы наплевать, важно как ты их даешь. Напомню, в нашем сабже шпионы, которые на таких проверках собаку съели. Натянув личину недалекого простачка (но не дауна, как в фильме) Алехин добился сразу нескольких целей – шпионы подумали что он лох и сделали поправку на сигнал опасности «проверка идет слишком долго», сам Алехин получил дополнительно время, на вникание в то, чтобы проверить людей, и документы тут лишь повод для общения. Как там говорил Таманцев, на документах сыпется только один из 10? Основное время Алехин как раз отслеживал их реакции на его действия, вот он пошутил, а вот он заорал, насколько естественна встречная реакция? Кто принимает решения в группе, и какие у них отношения между собой?

Тиканье секундной стрелки за кадром, во время размышлений Миронова, окончательно добило постановку. Не так показывают размышления на экране или наработки других режиссеров совесть не позволяет использовать?

 

Далее. Вы утверждаете, что в книге не было, как Вы выразились, «сотни мифических расстрелянных младенцев». Неправда. «Младенцев», тем более «сотнями» конечно не было. 

Вы противоречите сами себе. Если сотен расстрелянных младенцев не было – так это как раз правда.

 

Но упоминания о репрессиях вполне себе есть (и это при том, что «Момент истины» был написан в 74-м году, еще при Брежневе).

 

Я, например, не заглядывая в книгу сразу вспомнил следующие моменты.

 

Отца Павловского арестовали, но в чем он был виноват, кроме того, что подписал «фолькс-лист» так и не выяснили. Но и не выпустили, разумеется.

 

Напомнило высказывания Беара Грилса о сбежавшем немецком солдате из лагеря в Сибири, в который его "посадили ни за что, ведь он был ни в чем невиноват". Подумаешь напал на другую страну, его нельзя сажать! А если присмотреться?

 

Википедия

Согласно установившейся в СССР практике, подписание фолькслиста гражданами СССР квалифицировалось как измена родине, и подписавшие его фольксдойче из числа бывших советских граждан, оказавшиеся в зоне действия советской администрации, как правило арестовывались органами госбезопасности и привлекались к суду[1].

 

Оттуда же:

Местное неарийское население оккупированных стран было крайне заинтересовано в попадании в этот список, так как тем, кто числился в данном списке, были положены определенные льготы, включая лучшее питание, и особый правовой статус. Льготы распространялись на выдачу продуктов питания, одежды, мебели. Например, на оккупированной Украине через сеть специализированных магазинов каждому фольксдойче один раз в неделю выдавались 150 г. жира, 1 кг сыра, 4 яйца, овощи, фрукты, картофель, мёд, мармелад, соль и многое другое, как правило недоступное лицам, не подписавшим фолькслист.

 

По моему мнению людей, пошедших на соглашательство с нацистами, из-за сладкой жизни и надо было репрессировать. Так что все правильно сделано.

 

Аникушина (это он вспоминает при проверке документов) несколько дней допрашивали по ночам только из-за того, что трое солдат из его взвода пропали без вести. А единственным основанием для подозрений было то, что в биографиях у тех солдат значилось «проживал на оккупированной территории».

 

Было такое, верно. Контрразведчики обязаны всех подозревать, у них работа такая. История с якобы сумасшедшей на железнодорожном узле и машиной со шпионами, которые под видом семьи ехали в Москву не просто так приведены.

 

 Далее Аникушин вспоминает, как его знакомого РАССТРЕЛЯЛИ за то, что он оставил  позицию без ПИСЬМЕННОГО приказа, по устному приказу, по рации. Да, приказ там был липовый, но ситуация-то нештатная, Уставом в сущности не предусмотренная. Расстреливать-то за что?

За это:

Как выяснилось впоследствии, приказание об отступлении было передано по радио помощником начальника оперативного отделения штаба дивизии, захваченным в плен немцами и склоненным ими к измене. Его голос знали радисты в полках, и потому сфальсифицированное лжеприказание тремя группами из пяти было без промедления выполнено. В результате на двух небольших участках обнажился фронт – повинных в этом командиров, так же как и бывалого капитана, по выходе в тылы армии после недолгого дознания расстреляли без суда, согласно приказу.

 

А если бы Богомолов писал книгу не в 74-м году, а во время перестройки? Сколько еще таких «эпизодиков» он тогда мог бы еще припомнить?

 

Богомолов умер в 2003, через 29 лет после выхода книги, если бы он хотел что-то раскрыть полнее – запросто бы это сделал, тем более в нынешние времена, когда говном обливают страну особенно охотно.

 

Насчет «опроса водителя и начальника автосклада» тоже неправда.

Ну разве что такая же неправда как с сотнями невиенно расстрелянных младенцев))))

 

В книге русским по белому написано «Однако эти майор и бравый капитан явно его боялись, ожидая, видимо, неприятностей». Это правда, когда уже не Алехин, а Поляков там был. Но насчет «ничего такого в книге и близко не было», Вы, получается, просто врете (уж не знаю, намеренно или от невнимательности).

Ладно, сделаем вид что опрос нач.склада Алехиным и общение Полякова с кэпом и майором тоже самое. Вот эта сцена:

Рыжий полноватый майор, чем-то похожий на Бонапарта, – командир батальона и бравый, подтянутый капитан в кавалерийской кубанке – командир автороты, несколько удивленные неожиданным визитом подполковника из Управления контрразведки фронта, провели его к стоящей отдельно, как бы в ожидании проверки автомашине. Сюда же тотчас подоспели уже вызванные старшина-механик с изуродованным шрамами лицом и старший лейтенант, уполномоченный контрразведки, выбритый, аккуратный, пахнувший одеколоном или духами.

– …Машина оказалась на ходу, в баках было около тридцати литров бензина, – рассказывал командир роты Полякову.

– Кто и когда ее обнаружил?

– Местные жители… Очевидно, они и сообщили в Лиду… А нам вчера позвонили из комендатуры.

– Кто за ней ездил? – заглядывая под скамейки, прикрепленные к бортам, справился Поляков; разговаривая, он последовательно осматривал машину.

– Вот… старшина.

Поляков повернулся к старшине – тот вытянулся перед ним.

– Вольно… Расскажите, пожалуйста, как и что.

– Это отсюда километров сорок… – напрягаясь, произнес старшина; у него не хватало передних зубов и, очевидно, был поврежден язык, он говорил шепеляво, с трудом, весь побагровев от волнения. – Там, значит, за деревней… рощица… Ну, нашли ее, – старшина указал на машину, – мальчишки… Я сел – она в исправности. Так и пригнал…

– А шофер убит? – Чтобы старшине было легче, Поляков перевел взгляд на капитана.

– Да, – сказал тот. – Его подобрали на обочине шоссе – машина из другой части. Нам сообщили уже из госпиталя. Я поехал туда, но меня к нему не пустили. Врач сказала, что он без сознания, надежды никакой, а справку они вышлют.

– Какую справку?

– О смерти.

– Справка справкой, а кто же его хоронил? – Поляков поднял в кузове промасленные тряпки и рассматривал их.

– Они сами хоронят.

– И никто из батальона больше туда не ездил? – обводя глазами офицеров, удивился Поляков.

– Нет, – виновато сказал капитан.

– Да-а, помер Максим – и хрен с ним…

– У нас запарка была дикая… – нерешительно вступился майор. – Выполняли срочный приказ командующего.

– Приказы, конечно, надо выполнять… – еще раз оглядывая сиденье машины, раздумчиво сказал Поляков.

Он знал, что со своей невзрачной нестроевой внешностью, мягким картавым голосом и злополучным, непреодолимым пошмыгиванием выглядит весьма непредставительно, не имеет ни выправки, ни должного воинского вида. Это его не огорчало, даже наоборот. Не только с младшими офицерами, но и с бойцами, сержантами он держался без панибратства, но как бы на равных, словно они были не в армии, а где-нибудь на гражданке, и люди в разговорах с ним вели себя обычно непринужденно, доверительно.

Однако эти майор и бравый капитан явно его боялись, ожидая, видимо, неприятностей. Заслуживал же в этой истории неприятных слов и, более того, взыскания только уполномоченный контрразведки, но он-то как раз был совершенно невозмутим.

– Ни капли крови, никаких следов… – обратился к нему Поляков. – Какие все-таки у Гусева были ранения? Как его убили? Кто?.. Ведь вы должны были если не выяснить это, то хотя бы поинтересоваться. А вы даже в госпиталь не выбрались.

– Я съезжу туда сейчас же, – с готовностью предложил старший лейтенант.

– Это надо было сделать неделю тому назад, – неприязненно сказал Поляков.

Его удручало, что здесь, во фронтовом автомобильном батальоне, где люди не спят ночами, по суткам не вылезают из-за руля, где не только командиры взводов, но и ротные, и сам комбат не чураются возиться с машинами (о чем свидетельствовали руки и обмундирование обоих офицеров), ходит чистенький, благоухающий наблюдатель, и этот невозмутимый сторонний наблюдатель, к сожалению, – коллега, представитель контрразведки. Причем от него ничуть не требовалось копаться в моторах, но и свое непосредственное дело он толком не знал и ничего не сделал.

Хоть убей не вижу как майор или капитан, дрожа всем телом, закатывая глаза и хлопая ртами от ужаса, пытаются отмазаться от орущего на них Полякова. Подчеркните где подобное? Я вот вижу, что Поялков нормально с ними разговаривает, без воплей и угроз. Явно боялись? Да, боялись, обычный водитель погиб, приехала контрразведка (которую никто не ждал), не плясать же по этому поводу?

Но раз уж пошли цитаты, вот разговор с нач.штаба:

 

Возле штабеля мешков с мукой, у вереницы машин, ожидавших очереди на погрузку, Алехин разыскал начальника склада, пожилого майора, толстого, с большим выступающим животом, однако на редкость подвижного и энергичного. Узнав, что Алехин из контрразведки, он, оставив дела, провел его в просторную землянку, где помещался штаб склада, попросил двух сержантов‑писарей выйти и только тогда, усевшись сам и усадив Алехина, спросил, что его интересует.

– ЗИС И 1‑72‑15 ваша машина?

– И 1‑72‑15?… Моя. А что случилось?

– Пока ничего, – успокоил Алехин. – Она только что вернулась со стороны Алитуса – очевидно, из Мариамполя или же Каунаса. У нее еще сзади выломан кусок борта.

– В Мариамполь машина ходила. Какая – точно не скажу. И насчет борта не знаю: транспортом ведает мой заместитель… Сейчас выясним, – пообещал майор и поднялся.

– А шофера вы знаете?

– И 1‑72‑15?… Борискин… Откровенно говоря, знаю его мало. Он у нас недавно, месяца два… Но плохого ничего сказать не могу. Шофер как шофер.

– Мне бы хотелось побеседовать с ним. И посмотреть книгу учета личного состава. Только чтобы без шума, – попросил Алехин.

– Понятно.

Выйдя из землянки, майор что‑то сказал одному из писарей, затем вернулся и, по армейскому обыкновению спросив Алехина, не хочет ли он поесть, молча принялся рыться в стареньком канцелярском шкафу. Он, как видно, был нелюбопытен, лишних вопросов не задавал; во всех его действиях чувствовалась спокойная деловитость, и Алехин не мог это не оценить.

Это дрожащий от ужаса нач.склада сыгранный Павловым? Это так показывается спокойная деловитость, криками на подчиненных и угодливой жополизностью?

 

А вот это зверский допрос Борискина:

 

Алехин еще минут десять бился с Борискиным, а тот упрямо врал, пока не начал смекать, что дело тут не в сахаре, а в чем‑то другом, а поскольку он себя больше ни в чем существенном виновным не чувствовал, он помалу успокоился и стал несколько откровеннее. Однако сознаться во лжи было не так‑то легко.

– Послушайте, Борискин. – Алехин поднялся и, улыбаясь, подошел к шоферу. – Вот вы утверждаете, что сегодня никого не подвозили. Так ведь?… – весело спросил он, наблюдая за выражением лица Борискина. – Так!.. Однако не более как полчаса назад здесь, в городе, с вашей машины сошли двое офицеров…

Борискин посмотрел на Алехина, словно припоминая, озабоченно сдвинул брови и закусил губу, затем уставился глазами в землю и, почесывая затылок и стараясь скрыть некоторую растерянность, проговорил:

– Обождите, обождите… Ах да! – вдруг радостно воскликнул он, поднимаясь, и облегченно заулыбался. – Точно! Совсем забыл!.. По дороге попросились двое, и я их подвез. И чего тут плохого? Что ж им, пешедрала топать?

– Пешедралом скучновато, – согласился Алехин, угощая папиросой повеселевшего Борискина и закуривая сам. – Хорошие знакомые?

– Не, я их не знаю!.. Гад буду, товарищ капитан, – приложив руку к груди и глядя Алехину в глаза, поклялся Борискин. – Попросились, я и взял. Пожалел!..

– Кто они и откуда, не говорили?

– Нет. Да я и не спрашивал: мне это ни к чему. Ссадил их возле комендатуры – вы же видели… Один капитан, в годах уже, лысый. Обходительный такой, газеты мне еще на курево дал. – Борискин зашарил руками по карманам и, усмехаясь, поинтересовался: – Они небось натворили чего?… А другой молоденький, лейтенант; у него еще слева фикса, ну, зуб золотой… Через эту жалость одни неприятности… Знал бы такое дело…

 

Или на основании «они боялись» тут же забудем о том что и Поляков и Алехин видели в допрашиваемых - людей, а не мясо для битья? Так что все по честному, уж не знаю откуда у вас такое стремление найти «упыриность» там где ее по факту нет. Дабы не скатилось это к многострачному обсуждению, напишу сразу, я репрессии не отрицаю, но подобная форма наказания есть в любой стране и в любой стране мира под них могут попасть невиновные люди. Это плохо, но так есть, было и будет, поскольку совершенной системы определения преступников - нет. Нигде нет, ни в США, ни в Европе, ни в России. Всегда будет процент невиновно наказанных, но только почему-то за него каяться должны только русские и только за годы Советской власти. Это когда СМЕРШ в условиях войны допрашивает Аникушина по ночам – это ужасный ад, когда же в 21 веке в самой демократической стране пытают заключенных без суда и следствия – все отлично, ради абстрактной демократии все можно. 

 

Ну и в конце обзора Ваша шпилечка про «цивилизованных европейцев» в лице немецких нацистов… Мелочь конечно, но иначе как портяночной выходкой я это считать не могу. Я не идеализирую Европу, но в данном контексте – это уж как-то совсем ниже плинтуса.

 

А с каких пор немцы не являются представителями цивилизованной Европы? Нацизм зародился отнюдь не среди дикарей Полинезии, и не у индейцев чероки, а в самой что ни на есть цивилизованной Европе. Хотите знать как выглядела война глазами нацистов? Почитайте книгу «Черные эдельвейсы СС. Горные стрелки в бою. Это воспоминания нацистского недобитка. Их нынче немало, это лишь одна книга из многих. Но ни в одной книге вы не найдете слов, что нацисты напали на суверенную страну, и сгноили в концлагерях миллионы недочеловеков просто потому что они родились не той национальности. Это же не важно и неправда, а важно это:

 

Это были два солдата, которых большевистские комиссары отправили на войну с западной культурой.

 

Этот чистый цивилизованный город – прекрасный образец того мира, который мы защищаем от нашествия орд большевиков.

 

Извольте видеть – западная культура против странных, чужих, нецивилизованных и пугающих людей. И эта мразь в своем видении войны не одинока. Так что насчет цивилизованных нацистов это не прикол, они сами  видели эту войну именно так. Цивилизованная Европа (кого там только не было, от турок и хорватов до финнов и французов) против нецивилизованных советских людей, которых большевистские комиссары отправили воевать против западной культуры, ну а они сами (нацисты) всего лишь обороняют свои чистые цивилизованные города от орд большевиков. 

Автор: Chertoznai

Фильм не самый худший образец того, что могли бы понаснимать режиссеры со своим видением произведения. Фильм получился не дичь и не ересь. Была выдрана, неаккуратно, из многослойного произведения, детективная линия. Сама по себе, в отрыве от всего остального, она несколько слабовата. Вся ересь, тупость персонажей, исключительно из за того, что не захотелось или не смоглось создателям перенести мотивацию поступков. Таким фильм и получился, средней паршивости детективчиком, коих тысячи, с персонажами, которых время от времени слегка топорчит.

А действительно, ну как снять и передать ту атмосферу 3,143деца, творящуюся в тылу наступающих фронтов? То, что в идеальной пропорции передано в книге в виде документов. Причем, нужное впечатление создает не один - два документа, а именно все. Кусочек со сводками, кусочек с потерями, кусочек с трофеями, кусочек разведданых, а вместе четко забитая мысль , что за каждой сосной враг и он не спит, а активно гадит. Зачитывать все эти многостраничные документы? Не вариант, скучно , долго и эффект именно от массива такой информации. Как вариант, включать на основании этих документов короткие ролики визуализирущие происходящее, но опять же, как все это привязать к повествованию. Да и экранное время. Никак не втиснуть в один фильм.

В книге герои много думают. Беда для сценариста и режиссера, что думают они крайне часто по делу и эти думы, раскрывают персонажа, дают полное объяснение их поступкам и мотивам. И еще паскуднее, что размышлениям они предаются не темной ночью перед сном, что бы можно было бы флэшбек втиснуть, а посреди действия. Да и если распихивать каждые 15 минут экранного времени по важному "погружению в себя " , то вполне может получится, калейдоскопическая дичь и фильм шиза.

Финальная сцена.
Тут просто атас для съемки. Как? Как показать, работу мозга капитана Алехина? Можно конечно включить замедление времени и как в шерлоке, мелькающие субтитры на документах, а при взгляде на рожу подозреваемого, прокрутку рядом фоток из картотеки по особым приметам. Но такой прием, выпадал бы из временного ряда фильма. А обычными методами, ну вот оно получилось, как получилось, великолепнейшая сцена из книги превратилась в фестиваль идиотии и никчемности в кинофильме.

Косяк создателей в том, что они постарались максимум книги впихнуть в фильм. И надо было увеличивать хронометраж и впихивать всю книгу, со всеми мотивациями и историями персонажей, либо выдернув детективную часть, немного поработав напильником. А именно: добавить побольше подозреваемых и их отработку, что в книге таки есть в достатке ; как то не так явно выпячивать, что данные граждане и есть злодеи, ибо гэкающий Балуев с хитрой рожей и гопник с задротом с первых секунд не оставляют и тени сомнения в их шпионистости. Пропуск в лесу через комендантскую проверку, хотя бы еще одной группы, с упоминанием на привале , что они за день уже не одну такую группу военнослужащих проверили. Хорошо бы еще показало, почему в последствии помощник вел себя как мудак. Да и злодейские злодеяния поподробнее показать, а то они в фильме так, на заднем плане пакостят. Не видна работа преступника.

Дело не в режиссере с командой, дело в некинемотографичности самого произведения . Как и кто не снимай, будет лажа. Это и обидно, книжка то просто шедевр.

Автор: Епп (не зарегистрирован)

Можно конечно включить замедление времени и как в шерлоке, мелькающие субтитры на документах, а при взгляде на рожу подозреваемого, прокрутку рядом фоток из картотеки по особым приметам. Но такой прием, выпадал бы из временного ряда фильма. 

думаю что-то типа флэшбеков могло прокатить даже в урезанном виде. диалог, потом рассуждения Алехина за кадром, без тиканья часов зато с калейдоскопом лиц и дел подозреваемых, крупных планов документов, потом снова возврат к проверяемым, потом другая порция информации за кадром. не в лесу, а в мозгу Алехина. снялся бы вопрос со времнем проверки и с информацией за кадром.

все это и отличает обычного режиссера от хорошего, Гай Ричи нашел способ вплести рассуждения Холмса так чтобы сцена не прерывалась. слоумо на тот момент тоже было, матрице в 2001 было почти 4 года, напряги же мозги, не получается нормально передать сцену, автор книги обплевался еще до этого, так сделай же правильные выводы, что материал для тебя сложный и его не получается нормально воплотить. но куда там, наши режиссеры скорее руку себе отгрызут, чем скажут что чего-то не могут.

 

Автор: Chertoznai

При прочтении, в голове, как раз примерно так и выстраивалась картинка того , "как бы снимал я" . Лично я считаю лучшей передачи размышлений и оценки не Гая Ричевского Холмса, а сериального Шерлока. Идеально бы в такой манере прошла бы проверка документов. А вот с рассуждениями хрен его знает, вот вроде красиво выкладывается на бумаге, но в то же время, не сможешь же прям по тексту гнать. А даст ли эти пять минут рассуждений тот накал и напряжение, как 30 страниц книги? Книжка опасная, в ней не именно тот объем, что бы создать нужную атмосферу, не больше не меньше, а ровно столько сколько надо. Вот сколько надо экранного времени рассуждений, что бы у зрителя поседели яйца от напряжения? Что б когда все закончилось , проматериться: ну ты ,  Алехин , и зверь. А хрен его знает как.

Автор: Епп (не зарегистрирован)

А даст ли эти пять минут рассуждений тот накал и напряжение, как 30 страниц книги?

Хорошая попытка, но нет, это передерг, поскольку в том случае можно было бы говорить о том что книга и кино говорят разными языками + для киноадаптации романы, как правило, приходится урезать. Здесь же речь о том что режиссер даже не пытался.

А теперь о том что можно и нельзя. Можно снять динамичный боевик, как Крепкий орешек Мактирнана, можно неумело в него вкрутить "финский" саспенс как это сделал Ренни Харлин (кстати, этот же самый "финский" саспенс мы и лицезреем в кульминации "В августе 44го"). Можно снять "Расемон" - напряженный триллер с сюжетом перевертышем, а можно, как тот же Мактирнан, обделаться с "Базой Клейтон" где перед финальными титрами здравый смысл испарился из фильма окончательно (Опять же, не можешь закрутить интригу без использования идиотизмов? Сделай первые несколько шагов в расследовании относительно нормальными, а затем врубай неадекватность на полную, а то зритель интерес потеряет если его не удивлять, и в конце не фигу в кармане, а фигуру "Fuck you" и под самый нос, чтобы было о чем на форумах спорить, хотя в сабже фиги и нет, конечно же, так что про фигу - это к слову). Ну и вишенка на торте: "12" и "12 разгневанных мужчин" - тут и пояснять нечего. Первый посредственный, но не самый худший из последнего у "мэтра", а последний - классика именно кино, хотя по сути это телеспектакль (Что лишний раз доказывает, если у режиссера руки не из жопы, то и у него телеспектакль может за фильм сойти (12 разгневанных мужчин), а если нет то вопли и истерики "12").

Все зависит от кривизны рук режиссера.

Автор: SergioPechkin

о войне, снятых в постсоветской РФ. И исключений никаких тоже нету. Если что и смотреть, то только "Освобождение", "Офицеры", "4 танкиста...", словом старые добрые фильмы из СССР и стран соцлагеря.

Всех поздравляю с Днем Великой Октябрьской Социалистической Революции. Особенно Красного Циника и Чертозная. С праздником товарищи.   

Автор: Слоупок (не зарегистрирован)

спасибо, камрад))

Автор: Chertoznai

Другими словами: мощной книге нужна мощная экранизация. Наши дармоеды не в состоянии экранизировать ничего, кроме дерьма, вроде утомленных солнцем, 9й роты, сталигнрада, служу советскому союзу и тд и тп. Это пожалуйста.

 

Недавно напоролся на документальный фильм о 9й роте. Вот все бы ничего. И рассказы участников событий, и карты и схемы и документальные вставки с документальным видео. Вроде бы как хорошо, вроде "объективно": как бой начался, как протекал, как закончился.  Все очень подробно.

Но все 40 минут фильма ни разу ни скзали, как и кто помогали бойцам 9й роты на высоте 3234. Прям вот ни слова не сказали. Как будто они там одни сидели, на хер никому не нужные. И какого хера они туда полезли, тоже ни слова: наверно горка приглянулась. Операция "Магистраль"??? Не, не слышал. Даже слово не было прознесено это ни раз. Пару раз говорили что высота 3234 стратегическая. А почему стратегическая? Да хуй его знает.

А ведь помощь шла постоянно: и разведрота пришла с боеприпасами и снаряжением. Сутки почти бегом бежали и еще с ходу в бой вступили не отдохнув. И артиллерия (и реактивная и стволовая) работала по духам посоянно. И авиация бомбила. Ни слова не сказано об этом.

Я глубоко признателей за подвиг людям, которые защищали высоту, ценой своих жизней. При чем противник был более чем матерый. Но если рассказывать про подвиг, вы расскажите и про тех, кто помогал совершить этот невозможный подвиг. Подвиг от этого менее значимым не станет

Так и тут. Оперативники суровые. А почему суровые? Да потому что все при виде их корочек осбираются. Оперативники умные. А почему они умные? Да потому, что они такие комбинации строят и выстраивают линию поведения, что туши свет. По крайней мере так показано. Детективная линия? Да без прочтения книги половина действий вообще не понятна. Рука лицо блин.

Автор: SMatveev1983

Страницы

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <p> <span> <div> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6> <img> <map> <area> <hr> <br> <br /> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <table> <tr> <td> <em> <b> <u> <i> <strong> <font> <del> <ins> <sub> <sup> <quote> <blockquote> <pre> <address> <code> <cite> <embed> <object> <strike> <caption>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
СПАМОЛОВКА
Защита от задолбавших спамоботов
13 + 0 =
Решите эту элементарную задачку и введите ответ.